Россия - новая сверхдержава в мировом продовольственном снабжении

Изменение климата работает против других регионов, но в пользу Евразийского зернового пояса

 

Россия часто рассматривается как страна, которая производит мало чего, кроме энергетических товаров.

Зависимость от экспорта нефти выглядит как огромная бомба замедленного действия в будущем страны, учитывая текущие тенденции на Западе и в Китае по сокращению использования углеводородного топлива. Однако по иронической причуде Россия, как представляется, получит выгоду от изменения климата, которому способствуют ее энергетические ресурсы: ее перспективы как крупнейшего в мире экспортера пшеницы и сверхдержавы зерна предельно четкие, и зависят не в последнюю очередь от повышения мировых температур.

В последний маркетинговый год, который проходил с июля 2016 года по июнь 2017 года, Россия экспортировала 27,8 млн тонн пшеницы, - это больше, чем весь Европейский союз, и впервые заняла первое место в мире после того как страны ЕС превратились в блок.

В текущем маркетинговом году Министерство сельского хозяйства США прогнозирует  с увеличением первоначального прогноза, что Россия будет экспортировать 31,5 млн тонн пшеницы. Россия также является ведущим экспортером кукурузы, ячменя и овса. Наряду с Украиной и Казахстаном, это часть силы, которая все больше формирует мировые рынки зерна.

Александр Ткачев, министр сельского хозяйства России, неоднократно заявлял,  что зерно, которое в конечном итоге вытеснит нефть, станет крупнейшим источником экспортных доходов страны. Пророчество Ткачева может быть реалистичным по ряду причин.

Первые две из них находятся за пределами компетенции России: растущее глобальное население и изменение климата. Мировое потребление зерна увеличилось в среднем на 2,8 процента в год в 2011-2016 годах, а Международный совет по зерну прогнозирует ежегодный рост на 1,4 процента до 2021 года. В то же время исследования климата показывают, что по сравнению с концом 1980-х годов температура в зернопроизводящих районах Евразии увеличится до 1,8 градусов к 2020 году и до 3,9 градусов к 2050-м годам с наибольшим увеличением зимой. Это означает более продолжительный вегетационный период и лучшие урожаи. Больше углекислого газа в атмосфере также полезно для посевов. 

Климатический фактор может помочь России захватить новые экспортные рынки в Азии, поскольку соперники в виде США, Канады и Австралии страдают от засух. 
Изменение климата означает, что российские фермы могут расширяться на север, к землям, которые ранее никогда не использовались для выращивания зерна. 

Но что еще более важно, это поможет России и, в меньшей степени, Украине и Казахстану, вернуть пахотные земли, которые в 1991-2000 годах перестали использовать, - около  140 миллионов акров . Эти земли были заброшены в первые годы постсоветского капитализма, потому что они требовали слишком больших инвестиций и приносили небольшую прибыль. Сейчас ситуация меняется, как по причинам, связанным как  с климатом, так и с технологическими достижениями.

В последние годы означенные тенденции неумолимы в России и соседних зерноперерабатывающих странах. Переход России к капитализму и почти свободная, но чрезмерно бюрократизированная торговля землей создали несколько десятков крупных сельскохозяйственных конгломератов, перенявших западные технологии для повышения урожайности.

С 2005 года крупные агропроизводства получают повышенную государственную поддержку, так как Кремль объявил сельское хозяйство национальным приоритетом. Эти вертикально интегрированные гиганты являются одновременно и благом для российского экспорта - они стимулировали рост производства - и проклятием. Недавняя подборка научных статей об евразийском «пшеничном поясе» указывает, что мелкие частные фермы более эффективно управляют землей и добиваются более высокой урожайности культур, чем корпорации. Эксперты  рекомендовали России, Украине и Казахстану реформировать свои земельные правила таким образом, чтобы облегчить работу фермерских хозяйств. 

В этом и есть преимущество России, поскольку в начале 2000-х годов она либерализовала владение землей. А вот у Украины сегодня нет даже юридического рынка земли, что объясняет медленный рост производства зерна в последние годы. Но учитывая, что большая часть промышленной базы страны находится сейчас в зоне военных действий, ей приходится больше полагаться на сельское хозяйство. Кроме того, под давлением Международного валютного фонда разрешается бесплатная продажа земли. В то время как более теплая Украина выгоднее, чем Россия, для производства зерна, последняя по-прежнему обладает огромным неиспользуемым ресурсом.

Все вместе: изменение климата, рост населения, остающееся технологическое отставание между западным и постсоветским сельским хозяйством и возможность устранить неэффективное регулирование землепользования создают огромный потенциал роста для России, Украины и Казахстана. Хотя их политические пути расходятся, эти три страны могут в какой-то степени разделить экономическое будущее в пост-нефтяном мире. 

Конечно, акцент на сельскохозяйственном экспорте по-прежнему означает зависимость от сырьевых товаров и уязвимость к глобальным тенденциям на гораздо менее концентрированном рынке, чем нефть. В 2012 году российская пшеница продавалась более 350 долларов за тонну, но сейчас цена снизилась до $ 180. 
Кроме того, в сельском хозяйстве рост зависит от государственной поддержки, в отличие от углеводородного топлива, где правительство может пассивно брать арендную плату. 
 

Однако, государственная поддержка может в результате выполнить свою цель, если России удастся разработать более высокорентабельное сельскохозяйственное производство мяса, молока и овощей, которые страна по-прежнему импортирует. Российское правительство пытается стимулировать это развитие, вводя эмбарго на западные продукты. И рост есть, но пока российским производителям не хватает опыта и ресурсов для реального прорыва. Несмотря на все сложности, Россия остается страной огромной устойчивости, о чем свидетельствует ее растущее значение на рынках зерна. (Источник: Bloomberg. Автор: Леонид Бершидский. Фото Андрей Рудаков / Bloomberg. Мнение автора материала может не совпадать с мнением редакции Bloomberg).

 
Green Blue Orange Back to Top